Пасека: Любая победа сложно дается

Мария Пасека дала интервью Советскому Спорту по прилету из Монреаля. Гимнастка рассказала, с каким настроем подходила к чемпионату мира и как ей удалось справиться с волнением. Она также отметила проблемы в организации чемпионата, присоединившись к другими тренерам и гимнастам, недовольным организацией.

 

— Впечатлены тем, как вас встретили?
— Да, конечно! Честно говоря, мы вообще не ожидали, что будет столько народа нас встречать. Думали, что будет пара камер и все.

— У вас в руках телеграмма от президента?
— Да, вы правы.

— Что написал Владимир Владимирович?
— Честно говоря, еще не успела прочитать.

— Вы выиграли золото в его день рождения и потом обратились к нему с поздравлением. Это была спланированная акция?
— Все получилось спонтанно. Конечно, я знала, что у нашего президента день рождения, но во время выступления забыла об этом, потому что настрой был на другое. А потом мне сказали: «Маша, ты помнишь про день рождения президента?». Я такая: «А, да, точно!». Вот и поздравила его.

— Насколько сложнее далась эта победа, чем два года назад? Вы защищали титул.
— Любая победа сложно дается. Золото, которое я выиграла два года назад, тяжело далось, в первую очередь, потому, что очень много работы было проделано, я долго к ней шла. В случае с этой победой, было тяжело морально, потому что предыдущие старты – чемпионат Европы и студенческие соревнования сложились для меня неудачно, и мне было очень страшно ехать в Монреаль.

— За счет чего удалось преодолеть все страхи?
— Мне кажется, что в нужный момент помог спортивный опыт.

— Тренерские советы помогали?
— Безусловно, с тренерами мы были каждый день на телефоне, с Мариной Геннадьевной (Ульянкиной) постоянно общались. Плюс всегда рядом был Евгений Анатольевич (Гребенкин), помогал, подбадривал. Родители и друзья поддерживали, писали сообщения.

— На протяжении карьеры вас преследуют травмы. В этот раз удалось избежать повреждений?
— Сейчас меня беспокоит только одна травма – болит спина. Но она уже настолько старая, что я не обращаю на нее внимания. Болит или нет – без разницы.

— Будет пытаться от нее избавиться?
— Через пару дней поеду на обследование, там уже доктора решат, что будем с этим делать.

— К организаторам этого чемпионата мира была масса претензий. В частности, было очень много травм у спортсменов.
— Могу сказать, что организация была не очень хорошей. Взять те же автобусы, которые возили нас до зала – они должны были ходить каждые 15 минут, но при этом водитель мог приехать и сказать: «Я сейчас никуда не поеду, отправляемся позже». Из-за этого нам приходилось выходить гораздо раньше, чтобы не случилось подобных накладок, и еще сидеть в зале по 40 минут, ждать разминки. Ковер перебирали два раза, с ним были проблемы. У нас девочки на многоборье очень переживали из-за этого, потому что одна американская спортсменка травмировалась во время разминки почти перед самым выходом на помост.

— У мужчин тоже были травмы, в том числе в опорном прыжке. 
— Слава богу, нам повезло, у нас со снарядом все было хорошо. На самом деле, это тоже давило, было довольно страшно.

— На тему допинга по ходу чемпионата не было никаких провокаций?
— Нет, все было хорошо. Кстати, впервые в жизни после победы меня не забрали на допинг-контроль. Так классно было!

— Во время соревнований вы активно делились фотографиями в инстаграме. Со стороны тренеров сборной не было никаких нареканий по этому поводу?
— У нас такого никогда не было. Самое главное, чтобы тебе это не мешало.

— По любимой машине скучали? 
— Конечно!

— Сейчас первым делом промчитесь по дорогам столицы?
— Нет, хулиганить не буду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *