Карими: У сборной Казахстана плохие условия для тренировок

Милад Карими, казахстанский гимнаст, которому удалось на прошедшем чемпионате мира отобраться в финал вольных упражнений, дал интервью сайту Информбюро. Гимнаст рассказал об условиях, в которых тренируется сборная, о том, как его приглашали выступать за Катар, и о планах на будущее.

– Милад, уходящий год получился для тебя просто потрясающим! Ты преподнёс громкую сенсацию на этапе Кубка мира и завоевал в Дохе серебро, после чего стал главным героем Казахстана на чемпионате Азии в Бангкоке, где выиграл для страны единственную бронзу. А на мировом первенстве в Монреале тебе и вовсе удалось сделать то, чего никому из наших гимнастов уже давно не удавалось, – пробиться в финал одной из дисциплин. Причём тебе всего 18 лет. Сам ты доволен собой в минувшем сезоне?

– Безусловно. Всё, чего я хотел добиться, я добился. Более того, если разбирать этап Кубка мира, то в столицу Катара я на самом деле летел не за медалью, а чтобы просто выступить, получить опыт, поскольку я только с 2017 года начал выступать за национальную сборную Казахстана. Но в итоге так получилось, что в вольных упражнениях я финишировал вторым, причём отрыв от первого места получился совсем минимальный. Тан Ча Хун из Китайского Тайпея заработал 14.366 баллов, я – 14.266 баллов. Однозначно, не повезло с судьями. Чемпионат мира? В Монреале я просто выложился на все сто процентов, хотя даже предположить не мог, что у меня появится шанс пробиться в финал в вольных упражнениях. Слишком именитые были конкуренты, которые тем не менее начали получать травмы один за другим.

– После таких грандиозных успехов отношение к тебе в Казахстане поменялось? Всё-таки в вольных упражнениях ты теперь восьмой гимнаст планеты, и только благодаря твоим достижениям на международной арене этот вид спорта в нашей стране вновь начал подавать пусть слабые, но признаки жизни.

– Мне и другим ребятам всегда говорили одно и то же: будут медали – мы вам хорошие условия создадим для тренировок. Отлично, в 2017 году я дал результат, но почему до сих пор ничего не поменялось? Например, у нас в Алматы действительно очень плохие условия. Когда падает снег, в Казахской академии спорта и туризма уже невозможно тренироваться, потому что из-за сильного холода в зале мы с ребятами можем получить серьёзные травмы. Получается, зимой нам вообще негде заниматься полноценно, только и делаем, что форму поддерживаем, ибо тренироваться в одежде в нашем единственном зале крайне неудобно. Это в принципе неправильно. Зато другие страны, наоборот, зимой прогрессируют: в их тёплых залах и оборудование хорошее, и ездят они на соревнования в Испанию, где отдыхают потом после выступлений. А мы в это время тухнем, ждём лета. Даже на зарубежные УТС отправляемся только перед соревнованиями. Нет таких сборов, где ты можешь спокойно учить элементы, повышать своё мастерство, подтягивать «физику», перенимать опыт у ведущих стран, что просто бесценно. Например, англичане делают совместные УТС с японцами в Испании. Нам этого очень сильно не хватает.

– Если честно, не ожидал услышать от тебя всё это…

– Мне просто непонятно: как вообще можно требовать от нас медали, за которые мы якобы потом получим условия, если даже летом невозможно нормально тренироваться в Казахской академии спорта и туризма. Вечером света в зале почти нет. Крутишься на перекладине, моргнёшь чуть-чуть – и рукой можешь промазать. В общем, не видно ничего. Да и врача у нас нет во время тренировок, хотя спортивная гимнастика сама по себе очень травмоопасная. Любое повреждение – сразу нужен лёд. А его нет. Вообще ничего нет! Но сколько раз мы уже говорили руководству про все эти проблемы! В ответ слышим одно и то же: хорошо, сделаем, вы только тренируйтесь, выигрывайте медали – мы вам создадим условия. С таким отношением у Казахстана и дальше не будет серьёзных результатов на международной арене.

– А родители не пробовали искать спонсоров для тебя?

– Пока нет, но было бы здорово иметь такую поддержку! Ты обращаешься к этой организации, она наконец-то создаёт для тебя человеческие условия: даёт современный зал, отправляет на отдых, чтобы ты мог нормально восстановиться, поскольку мы круглый год пашем. Или попросишь медикаменты – она тебе их предоставляет. А то наши только детские витамины и дают, приходится те, которые действительно необходимы, но очень дорогие, покупать за свои деньги. И не только на лекарства тратишься. Например, на минувшем чемпионате Азии я серьёзно повредил шею. Прилетел домой, попросил у руководства деньги на обследование. Они мне и говорят: лечись за свой счёт, потом, мол, возместим все расходы. Хорошо. Врачам я заплатил из собственного кармана, а начальству принёс все чеки. Проходит время – деньги так и не поступили. Тогда я поставил ультиматум: «Пока не вернёте то, что должны, тренироваться не буду». Сразу 50 000 перечислили. Зато теперь считают, что я звёздную болезнь поймал, – из-за того, что постоянно возмущаюсь. А я просто хочу, чтобы ко мне и другим ребятам относились по-человечески, создали для нас действительно хорошие условия. Все ведь мы из простых семей. Я, например, с родителями живу на съёмной квартире в Алматы. И часть своей зарплаты отдаю им, потому что они нуждаются в моей помощи. Естественно, тренеры нас ругают за это. Мол, свои деньги тратьте на себя. Но это мои родители, и я всегда им буду помогать. Или вот такой пример. К нам из Узбекистана приехал парень, который теперь выступает за Казахстан. Так вот, он три или четыре месяца жил в зале, представляете?! У Даулета Нарметова другого выхода не было.

– Учитывая такое отношение к спортивным гимнастам в Казахстане, у тебя никогда не возникало желания сменить гражданство и выступать уже за другую страну на лучших стартах мира?

– В 2016 году я мог уехать в Катар, который сделал мне официальное предложение, но потом у местной федерации возникли проблемы с финансированием моего контракта, и я вернулся в Алматы, хотя украинский специалист, тренирующий их национальную сборную, очень сильно хотел видеть меня в команде.

– А как твоё руководство отреагировало на предложение катарцев?

– Я никому ничего не говорил. Даже когда улетал в Доху, сказал, что еду на свадьбу. Потом, правда, казахстанские тренеры обо всём узнали и сильно на меня обиделись. Целый месяц я был без наставника, сам готовился к соревнованиям. Но отец всё равно обратился к нашему руководству и попросил для меня зарплату в размере 3 000 долларов.

– Начальство согласилось платить такие деньги?

– Сейчас я получаю чуть больше 200 000 тенге в месяц.

– А какая зарплата была у тебя раньше, если не секрет?

– В 2015 году я получал 15 000 тенге, в 2016 году – 30 000 тенге, с января по май 2017 года – 110 000 тенге и с июня по сентябрь – 140 000 тенге.

– Скорее всего, у тебя сейчас самая высокая зарплата в сборной?

– Нет. Многие гимнасты получают одинаковые зарплаты, хотя результаты у всех разные. Я считаю, это несправедливо. Нужно делать так, чтобы те, кто чего-то добивается, получали больше, чтобы остальные тоже к этому стремились.

– Кстати, за чемпионат мира ты получил гонорар?

– Нет. У нас деньги дают только за золото, серебро или бронзу. Поэтому немного обидно. Я добился максимального результата для Казахстана в Монреале. Но, понятное дело, старался не ради денег. Хотел сделать своей стране подарок.

– Тебе это удалось. В опросе, который проводит Национальный олимпийский комитет, ты в номинации «Лучший молодой спортсмен» идёшь сейчас на третьем месте после фигуристки Элизабет Турсынбаевой и лыжницы Анны Шевченко.

– Мне очень приятно, что Национальный олимпийский комитет выделил меня, а люди уже отдали больше 1000 голосов.

– Давай окончательно сменим негативную волну нашего интервью на позитивную. Например, раскрой секрет на миллион: ты легионер? Потому что многие жители нашей страны не понимают, как Милад Карими может быть коренным алматинцем.

– Всё очень просто. Мой папа – иранец, мама – русская. Двадцать или тридцать лет назад отец переехал на ПМЖ в Алматы, где встретил мою маму, и они поженились. Потом родился я. Так что никакой я не легионер. Иранского языка даже не знаю.

– В таком случае, расскажи, при каких обстоятельствах ты пришёл в спортивную гимнастику?

– Когда мне было три с половиной года, меня привели на соревнования двоюродной сестры, хотели её поддержать. А сам я был гиперактивным мальчиком, постоянно вертелся и делал кувырки. Это на турнире увидел Тахир Резванович Кашкули, который в итоге стал моим первым тренером, и начал уговаривать маму отдать меня на спортивную гимнастику. Естественно, мама сказала, что я совсем ещё маленький, на что Тахир Резванович ответил: «Если согласитесь, ваш сын будет у меня бесплатно тренироваться». Так я и начал заниматься спортивной гимнастикой в СДЮСШОР №9. Все дети платили деньги за тренировки, а я – нет. Уже в 15 лет понял, что хочу посвятить этому виду спорта всю свою жизнь, готовиться профессионально, представлять Казахстан на международной арене. На тот момент уже делал сложные комбинации, был готов перейти из молодёжной сборной в национальную, однако возраст не позволял.

– А когда начал ставить перед собой большие задачи?

– В 16 лет, когда мне начали платить деньги. Я, собственно, и ставил перед собой эту цель – зарабатывать, чтобы помогать родителям.

– Ты уже сказал, что твоя первая зарплата составляла 15 000 тенге.

– На самом деле, сначала я зарабатывал 30 000 тенге, только потом мне сократили зарплату до 15 000 тенге. Но всё равно радостный ходил.

– Ещё бы! Шикарные деньги!..

– Ага, на «Онай» хватало.

– Как ты вообще проводишь своё свободное время?

– Увлекаюсь сноубордом, на всё остальное времени нет. В шесть утра подъём, еду в зал, потом в школу и обратно, на вторую тренировку, домой в итоге возвращаюсь только в восемь вечера, сразу отрубаюсь, и так каждый день. Голова забита гимнастикой.

– Где ты учишься?

– В Республиканской школе-интернате олимпийского резерва имени Каркена Ахметова. Там мне осталось учиться три года, после чего я сразу перейду на третий курс в Казахскую академию спорта и туризма. Специальность – учитель физкультуры.

– У тебя есть кумиры в спортивной гимнастике?

– Есть, но теперь они мои соперники. Когда оказываюсь с ними на одних соревнованиях, до сих пор не верю, что стал их конкурентом. Только вчера наблюдал за ними по телевизору.

– Назови их фамилии.

– Десятикратный чемпион мира Кохэй Утимура из Японии и россиянин Давид Белявский, который на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро выиграл серебро и бронзу. С другой стороны, я ни на кого не смотрю, когда выступаю, потому что у нас такой вид спорта, где всё зависит только от тебя самого. Нужно без помарок представить свою программу, тогда и получишь хорошие оценки.

– Что тебя успокаивает перед собственным выступлением? Коленки-то по-любому дрожат…

– Разговариваю с родителями, много сплю, делаю уборку в номере, чтобы как-то отвлечься, не думать о соревнованиях, иначе можно перегореть от волнения и выступить в итоге неудачно.

– Без каких людей у Казахстана не появился бы Милад Карими – один из перспективнейших гимнастов планеты?

– Финансово никто меня никогда не поддерживал. Морально – Фролов Виктор Васильевич. Он тренирует ещё со времён СССР. Многие заслуженные мастера спорта международного класса прошли через него. Он самый опытный специалист в Казахстане.

– Как он появился в твоей жизни?

– Я уже говорил о том, что начал заниматься спортивной гимнастикой в СДЮСШОР №9. Так вот, когда учился в пятом классе, перешёл тренироваться в Казахскую академию спорта и туризма. Виктор Васильевич меня там к себе и взял. Почему решил покинуть родную школу? Потому что там не было сильных ребят, за которыми нужно тянуться. Мастеров международного класса.

– А твой первый тренер Тахир Кашкули многое тебе дал?

– Однозначно. Он очень хорошо меня гонял, заложил необходимую базу. Я ему хочу сказать огромное спасибо за это. Он, кстати, до сих пор мне помогает. Форму, например, подарил.

 

 

 

 

 

 

– Хорошо, о чём ты мечтаешь сейчас?

– Олимпиада – моя мечта. Несмотря на все трудности, я иду к ней. Хочу подарить Казахстану эту медаль, чтобы она помогла не только национальной сборной, но и создала условия для всего нашего подрастающего поколения, дабы ребята не мучились так, как мучаемся мы сейчас. Но этой цели будет очень тяжело добиться, потому что сейчас у меня вообще нет никакой мотивации сражаться за флаг страны. Честно! Если бы люди сразу начали так: медаль взял – на тебе условия, лампочку в зале поменяем, тепло сделаем, врача и психолога дадим сборной, экипировку, все медикаменты. Тогда бы у нас самих сумасшедшая мотивация появилась дальше выступать, умирать за страну ради большого результата. Росла бы и конкуренция между ребятами. Но, к сожалению, ничего не меняется. Сейчас мы тренируемся только для того, чтобы форму не растерять. Иначе потом ещё сложнее будет претендовать на медали. Большие проблемы у нас и с восстановлением после тех же соревнований. В России в этом плане всё идеально, поэтому не удивительно, что их гимнасты очень хорошо выступают на международной арене. Обидно. В плане потенциала мы не хуже них. Поэтому если руководство создаст достойные условия для нас, начнёт вкладывать деньги, всё будет хорошо. Но пока ничего этого нет. Каждый регион сам по себе двигается.

– До какого возраста ты вообще планируешь выступать?

– Я хочу добиться успеха на Олимпийских играх в Токио и в Париже. Соответственно, до 2024 года я точно буду в обойме.

– Но ты уже думал, чем бы хотел заниматься после завершения карьеры?

– Сейчас я хочу заработать денег, чтобы параллельно, пока выступаю, развивать какой-то свой бизнес. А потом меня могут пригласить в другие страны работать тренером. Если будут устраивать условия – соглашусь, потому что в Казахстане меня не держат.

– А если тебе на родине предложат хорошие условия?

– Конечно. Тогда я и дальше буду работать на благо Казахстана. Зачем мне покидать родной дом, если меня здесь всё будет устраивать?

– Ты говоришь: «Пока выступаю, хочу заработать деньги для бизнеса». Насколько это осуществимо в спортивной гимнастике?

– Хорошо платят на этапах Кубка мира и в клубных чемпионатах, которые проходят в Германии и во Франции. Каждую неделю ты выступаешь – и тебе сразу перечисляют гонорар.

– Какие задачи ты поставил перед самим собой в 2018 году?

– Хочу успешно выступить на этапах Кубка мира, чтобы не только заработать, но и дальше делать себе имя. Это очень важно, поскольку судьи потом уже намного выше будут тебя оценивать на чемпионатах мира и Азиатских играх. Для этого нужно сверкать, постоянно находиться на пьедестале. Тогда и пресса активизируется.

– Также в Катаре пройдёт мировое первенство…

– В Дохе я попытаюсь улучшить свой результат в вольных упражнениях, хочу занять место выше девятого. Если войду в пятёрку сильнейших – вообще будет космос.

– Азиатские игры?

– Там я ещё ни разу не участвовал, поэтому не знаю, с чем столкнусь. Но золото, конечно же, хочу выиграть.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *