Виталий Щербо подал в суд на Татьяну Гуцу

Виталий Щербо вчера впервые выступил с публичным заявлением после того, как Татьяна Гуцу обвинила его в изнасиловании. В то время как мать Щербо и бывшие коллеги по сборной давали комментарии, сам Щербо отказывался от общения с журналистами.

Щербо дал интервью каналу Беларусь 1 перед премьерой документального фильма о себе. Фильм снимался летом 2017 года и канал принял решение показать его несмотря на обвинения в адрес Щербо. Щербо заявил, что подал в суд на Татьяну Гуцу (по всей видимости, обвинив ее в клевете — однако он не предоставил никаких деталей иска) и что в феврале пройдет первое слушание по этому делу. Он также заявил, что не может быть насильником, поскольку является величайшим гимнастом, как будто это взаимоисключающие вещи.

Виталий Щербо:

«Что я могу по этому поводу сказать? Тут говори-не говори, оправдывайся — не оправдывайся, любые слова не имеют никакого смысла и никакого значения совершенно. Сейчас вообще любой может сказать все, что угодно и потом стой и оправдывайся, что ты не слон. Единственное, что я могу сказать: В моем понимании человек — насильник, человек, который насилует, тем более, который насилует малолетних детей — это неадекватный, больной психически, больной человек. Такие люди вообще не должны быть в этом мире. Поэтому просто задайте себе вопрос — вообще, возможно ли такое, чтобы величайший спортсмен, чуть ли ни один в истории спорта, мог быть ментально нестабилен, просто больной на голову, чтобы такое совершить. Вот этот просто вопрос надо задать и все. А говорить что-то, что-то объяснять, это все без толку. Оправдываться на какие-то безумные слова — это все просто бесполезно».

«Единственное, что опять же могу сказать — я подал на нее в суд. Это естественно, это понятно было с самого начала,  я готовился с адвокатами, поэтому в феврале уже будет первое слушание. Оно все на интернете, любой человек может зайти, посмотреть на Лас-вегасский федеральный, не знаю там, какой там суд есть. Это все записано, оно все под номером, поэтому сейчас этот процесс идет. И естественно я так это не оставлю, потому что… Естественно, доказать даже с моей стороны, что это все только голословные слова… То, что свидетели говорят — это одно, но доказать все равно ничего здесь невозможно и люди будут думать, как они хотят. Поэтому как суд пройдет, как все это закончится и если захочется кому-то узнать какие-то подробности про ту ложь, которую она говорит, несостыковки и все остальное, что было сказано неадекватным человеком, тогда можно. А сейчас что говорить? Нечего».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *